Обряд свадьбы на Руси

Композиция русского свадебного обряда. Его региональные типы.

  1. Авторского творчества «Вдохновение» (композиция, художественное и декоративно-прикладное искусство), посвященного 70-летию Победы в Великой Отечественной войне
  2. Активные морфонологические процессы в структуре русского производного слова. 1 страница
  3. Активные морфонологические процессы в структуре русского производного слова. 2 страница
  4. Активные морфонологические процессы в структуре русского производного слова. 3 страница
  5. Активные морфонологические процессы в структуре русского производного слова. 4 страница
  6. Ведущие черты грамматического строя русского языка
  7. Геноцид русского народа 1 страница
  8. Геноцид русского народа 2 страница
  9. Геноцид русского народа 3 страница
  10. Геноцид русского народа 4 страница

Традиционный свадебный обряд — не только семейный праздник, но и сакральное явление с его религиозно-магической стороной, и юридически-бытовой акт.

Обязательными участниками свадьбы, кроме невесты, жениха и их родителей, были родственники с обеих сторон. Они осуществляли коллективную юридическую санкцию двух событий: перехода жениха и невесты на положение семейных людей и породнения их семей. Родственники обменивались подарками, одаривали молодых и их родителей, пели песни. Народному свадебному ритуалу была свойственна публичность, исполнение многих обрядов, песен и плясок на улице, перед избой новобрачных. Непременно устраивалось коллективное застолье — пир на весь мир (красный стол, княжий стол).

Свадьба — сложная драматическая игра, состоявшая из нескольких актов и длившаяся обычно от 3 до 10 дней. Бытует выражение «сыграть свадьбу». И действительно, участники свадьбы имели «роли»: князь и княгиня (жених и невеста). Роль сватов и свах обычно выполняли крестные отец и мать молодых.

В числе свадебных чинов были: рожники — родственники невесты; дружина, бояре — спутники жениха; боярки, подневестницы — спутницы невесты; подголосницы — поющие девушки; каравайницы — женщины, которые готовят свадебный каравай; стряпуха, куховарка — женщина, готовящая свадебное угощение. Всего исследователи отмечают до 411 названий свадебных чинов у восточных славян. Те же, кому не хватало ролей, были зрителями.

Повсеместно была распространена единая композиция свадебного обряда. В нее входили три цикла: предсвадебный (предвенечный), день свадьбы и послесвадебный.

Предвенечный цикл состоял из сватовства — неофициальной части обряда, так как мог быть и отказ. Если сватовство оказывалось удачным, то устраивали оповещение о предстоящей свадьбе, ныне называемое помолвкой. Его народное название — сговор. После сговора к невесте (сговоренке) уже никто не мог посвататься. Жених ездил к ней в гости, привозил недорогие подарки, гостинцы.

Время от сговора до венчания могло длиться от нескольких недель до года. Но в последний вечер (накануне свадебного дня) устраивался девишник.

Кульминационным был день свадьбы, насыщенный многими актами. Это Были обряды утра свадебного дня ; отъезд за невестой и ожидание свадебного поезда; благословение; отъезд в церковь; венчание и окручивание (невесте делали женскую прическу и надевали женский головной убор); свадебный (княжий) пир (в доме мужа); постельные обряды.

Послесвадебный этап начинался утром с бужения молодых. Рядились в костюмы и маски, подвергали молодую разнообразным «испытаниям»: принести воды, приготовить еду, подмести пол и проч.

Спустя несколько дней молодые навещали родителей. Нередко такие посещения сливались с календарным празднованием масленицы.

Свадебная поэзия взаимодействовала с обрядовыми действиями и была по отношению к ним вторичной. Необходимо подчеркнуть ее богатство и разнообразие. На русской свадьбе исполняли песни (ритуальные, заклинательные, величальные, корильные, лирические), причитания, приговоры, драматические сценки, игры (сопровождавшиеся ряжением). Пели внеобрядовые песни, тематически и эмоционально связанные со свадьбой (веселого характера, любовного содержания). На свадьбе часто присутствовали музыканты, но это не считалось обязательным, поскольку преобладало пение.

Можно выделить три основных географических ареала русской свадьбы: среднерусский, севернорусский и южнорусский.

Южнорусская свадьба близка к украинской и. Ее отличительный признак — отсутствие свадебных причитаний, общий веселый тон.

Основной поэтический жанр южнорусской свадьбы — песни.

Севернорусская свадьба драматична, поэтому ее основной жанр — причитания. Они исполнялись на протяжении всего обряда. Обязательной была баня, которой завершался девишник. (Архангельск, Новгород, Петербург, Псков).

Наиболее характерным был свадебный обряд среднерусского типа. Он охватывал огромный географический ареал, центральная ось которого проходила по линии Москва — Рязань — Нижний Новгород. Свадьбу среднерусского типа играли также в Тульской, Калужской, Орловской, Симбирской и других губерниях. Поэзия среднерусской свадьбы сочетала песни и причитания, но преобладали песни. Они создавали богатую эмоционально-психологическую палитру чувств и переживаний, полюса которой составляли веселая и грустная тональности.

Мифологическое в Русской свадьбе.

Главный смысл свадебного обряда состоял в продолжении рода. Эта идея связывала воедино все свадебные элементы, отождествляла живое по признаку жизни.

Например, устройство постели для молодых было наполнено магией, обеспечивающей воспроизводство жизни во всех ее видах. Постель стлали на снопах, в местах обработки и хранения зерна или в помещениях для содержания скота.

Обряд был насквозь пронизан магией.

Универсальным оберегом был пояс. Считалось, что подпоясанного «бес боится», поэтому венчаться шли в поясе. Магические свойства пояса скрепляли союз молодых: им обвязывали жениха и невесту.

Разнообразные магические функции были связаны с полотенцем: им связывали молодых, опоясывали невесту, покрывали каравай, стелили как «подножник» при венчании и проч. Полотенца изготовляли из холста и вышивали традиционным узором, который сохранял мифологическую символику и, в соответствии с этим, был представлен характерным цветовым сочетанием: белый — красный — черный.

Многие магические действия восходили к древнему обряду инициации. Поскольку продолжение рода зависело прежде всего от женщины, его центром была невеста. В предсвадебный период невеста носила белую одежду (древний цвет траура), а в день свадьбы — обязательно красную (красный цвет символизировал жизнь). Указания на ритуальную «смерть» содержала поэзия предсвадебного периода. В своем причитании невеста сообщала о страшном сне: будто бы на ее улице стоит пустой раскрытый гроб, ожидающий жертву. Она выражала желание уйти в лес к реке и утопиться.

Для среднерусской свадьбы характерен обряд «елки «. Верхушка или пушистая ветка елки или другого дерева украшенная лентами, бусами. Деревце символизировало молодость и красоту невесты, с которыми она прощалась навсегда.

Древний, давно забытый смысл состоял в том, что дереву переадресовывалась жертвенная повинность инициируемых девушек: вместо одной из них погибало.

Свадебное деревце известно у большинства славянских народов как обязательный атрибут, несущий в себе общую этническую характеристику славян.

Головной убор девушки-невесты назывался венец, венок.. Его изготавливали в виде плотного обода с позументом, над которым выступал ажурный венок, украшенный жемчугом, перламутром, бисером и т.п. Такие венки особенно характерны для Русского Севера. На юге, а также в Беларуси и на Украине венки плелись из живых цветов. Изготовление венчальных венков из живых цветов представляло собой богатый, развитой ритуал.

Инициация включала в себя обряды с волосами, изменение прически: расплетание косы, продажа косы, окручивание. Этот древний обычай был связан с верой в магическую силу волос.

Русская девушка носила одну косу. Ее расплетали на девишнике и обычно уже не заплетали до венца. Невеста дарила подругам свои косынки — ленты для косы.

Ритуал продажи косы был реминисценцией купли самой невесты. Продавал косу младший холостой брат невесты или другой родственник-мальчик, называвшийся подкосник.

Окручивание — один из кульминационных элементов обряда, происходивший сразу после венчания. Невесте делали женскую прическу (две косы, обвитые вокруг головы) и подбирали волосы под женский головной убор.

В белорусской и западнорусской свадьбе известен также обряд подстригания волос жениху. В древности это действие было связано с вызовом родовых духов-покровителей.

В день свадьбы или на следующий устраивались игры «в покойника». Пародийные похороны заканчивались тем, что «покойник» вскакивал и пускался в пляс. Игра завершалась общей пляской.

Пережитки ритуала инициации, изображающего ожившего покойника, сохранились и в календарных обрядах. Известны весенне-летние игры девушек в «русалку», в «Кострому» и др. В них «умершая» внезапно вскакивала, била всех по рукам.

Свадебный обряд сохранил признаки древнего экзогамного брака, порожденного запретом на кровосмешение. Брачная пара должна была состоять из представителей разных родов. Поэтому в свадьбе были ритуалы, означавшие переход невесты’ из своего рода в род мужа. С этим связано поклонение печи — священному месту жилища.

Многие обряды с печью совершались на протяжении всей свадьбы, как в доме родителей невесты, так и в доме жениха. Все важные дела (например, вынос красоты) начинали в буквальном смысле от печки. Чтобы сватовство было удачным, сваха старалась дотронуться до печки. Благословляли молодых у печного столба. В доме мужа молодая трижды кланялась печи и только потом уже иконам. С приобщением невесты к новому очагу был связан обычай марания: утром после бужения молодых всем чернили лица сажей из печи.

Растительный мир русской свадьбы связан с древними анимистическими представлениями. Живыми или искусственными цветами украшались все участники свадьбы. Цветы и ягоды были вышиты на свадебной одежде и на полотенцах. Особо почитались вечнозеленый барвинок (символ прочности любви и брака) и ягоды калины (символ девичества).

Животный мир свадебного ритуала восходит к древнеславянским тотемам. Во многих элементах обряда можно увидеть культ медведя (ряжение в медведя, меховая одежда и меховые подарки, использование вывернутого тулупа, символизировавшего шкуру зверя). Медведь должен был обеспечить богатство и плодородие.

С невестой были связаны образы птиц. Плодородящую силу имела прежде всего курица. Она фигурировала и как ритуальная пища, и как живая птица.

У всех славян куриное мясо было непременным блюдом за свадебным столом, а также на постели молодых. Свадебный пирог курник представлял собой круглый хлеб с каймой и изображением петушиной головы. В свадебном обряде важную роль играли и куриные яйца

Свадебный ритуал восточных славян имел ярко выраженный аграрный, земледельческий характер.

С идеей плодородия был связан культ воды. В севернорусской свадьбе он проявился в банном обряде, которым завершался девишник. Производились магические действия с водой и с банными атрибутами (печью-каменкой, веником). Для среднерусской свадьбы характерно послесвадебное обливание — своеобразное игрище, величание молодой женщины, возможно, уже несущей во чреве новую жизнь. При обливании женщина-мать отождествлялась с матеръю-сырой землей.

Известно, что древнерусский брак совершался у реки. Поэтому ситуация «брак у воды» часто встречается во многих жанрах русского фольклора: в песнях календарных обрядов, в балладах, былинах, сказках.

В добрачных, брачных и послебрачных обрядах молодых осыпали хмелем, овсом, семенами подсолнуха или любым другим злаком. Культ хлеба проявился как чествование каравая, которое в южных зонах было развито в каравай-ный обряд: он начинался в предсвадебном цикле, а заканчивался на княжем пиру раздачей каравая.

Каравай — это ритуальный, особо изготовлявшийся хлеб, которым встречали молодых от венца. Каравай украшали платками, красными лентами, калиной. Одаривание молодых на пиру называлось «положить на каравай». Были зафиксированы хвалебные песни в честь каравая.

В числе ритуальной пищи свадебного обряда, помимо уже отмечавшейся (каравай, курица, свиная голова), следует также назвать обрядовый пирог (с кашей, рыбой, курицей и др.), а также кашу, лапшу. Пирог характерен для севернорусской свадьбы, где он заменял каравай.

С аграрной магией связан древнеславянский культ солнца. По представлениям древних, любовные отношения между людьми порождались сверхъестественным участием небесных светил.

Верховным покровителем вступающих в брак и всех остальных участников свадьбы было солнце. Рядом с ним возникали месяц, звезды, заря. Люди сами уподоблялись светилам.

Образ солнца нес в себе свадебный венок невесты. Особенно значительной была концентрация небесного сияния в наиболее драматичный кульминационный момент свадьбы, а именно когда невеста, сидя за столом и ожидая приезда жениха, как бы расставалась со своей душой девушки. Невеста должна была плакать.При этом она катала свой венок по столу.

В. Ф. Миллер, А. А. Потебня и другие исследователи в славянских песнях с сюжетом «тонущей девицы» усматривали солнечный миф, повествование о небесном браке. В свадебных песнях невеста в веночке сравнивалась с хохлатой златоперой курочкой, с кукушкой, сбросившей свое обычное оперение и одевшейся в золотые перья, с золоторогой телочкой и т. п. В хороводных и свадебных песнях много внимания уделялось необычным, солнцеподобным волосам невесты и жениха.

Севернорусская невеста сообщала в своем причитании, что вышивала свадебную рубашку три ночки: ивановскую, петровскую и ильинскую (период летнего солнцестояния). Она украшала рубашку красным солнышком, утренней зарей, младым полуночным светлым месяцем. И это соответствовало реальной вышивке на ее рубашке.

Небесным светом фольклор украшал поэтический образ свадебного терема: у него золотые выходы, переходы серебряные, в воротах столбы золотые, а сам он стоит, как жар горит. Подобный чудесный образ известен и в былине «Про Соловья Буди-мировича», глубоко поэтизирующей любовь.

Русский свадебный обряд: традиции и творчество

Все чаще молодые люди в преддверии свадьбы интересуются народными свадебными традициями. Иногда даже какие-то элементы народной свадьбы используют в свадебном торжестве. Имея двух дочек, я иногда задумываюсь, как же я буду выдавать их замуж. Какие есть традиции и поверья.

Меня очень заинтересовало, а как наши предки справляли свадьбы?

О свадебных обрядах наших древних предков, и мы имеем в виду действительно древних — тех, кто жил по законам ведического мировоззрения на протяжении нескольких тысячелетий, практически ничего не известно. То, что преподносится нам сейчас, как самая древняя древность, таковой на самом деле не является. Самым известным источником по вопросу свадебных обычаев древних славян является летопись христианского священника Нестора, «Повесть временных лет» 12 века. Он пишет, что обычаи древних славян разнились от племени к племени, и в некоторых племенах практиковалось так называемое «умыкание» — жених похищал невесту на игрищах, предварительно договорившись с нею о похищении — и многожёнство: «Схожахуся на игрища… и ту умыкаху жены собе, с нею же кто съвещашеся: имяху же по две и по три жены…»
Историк Н.М. Карамзин продолжает несторовскую традицию описания, по его оценке, полудиких славян в своей «Истории Государства Российского», Т. 1, гл.3, где рассказывает страшилки о семейной жизни гостеприимных, целомудренных и верных в браке, но не охваченных «благодетельным учением Христианской Веры», недалёких наших предков: «Они считали жён совершенными рабами, во всяком случае, безответными; не дозволяли им ни противоречить себе, ни жаловаться; обременяли их трудами, заботами хозяйственными и воображали, что супруга, умирая вместе с мужем, должна служить ему и на том свете. Сие рабство жён происходило, кажется, оттого, что мужья обыкновенно покупали их…» После смерти мужа славянка обычно сжигала себя на костре вместе с его трупом. Живая вдова бесчестила всё семейство. Свадебный обряд, который описывают, как «древний русский», сформировался сравнительно недавно — после того, как Руси навязали христианство и постарались выбить из народного обихода как можно больше ведических традиций, к чему последовательно прикладывали руку многие правители России, например лже-Пётр I, старательно насаждавший «прогрессивные» европейские обычаи. Тем не менее, кое-какие «языческие» элементы сохраняются даже в современных свадебных обрядах, например, осыпание зерном, маком или хмелем, перенесение невесты через порог, связывание рук жениха и невесты полотенцем и другие.

До нас дошли и такие обряды. Считалось, что для сохранения единства семьи, нужно положить под порог дома разомкнутый замок в то время, когда жениха с невестой выводили из церкви. Когда они перешагивали через порог, замок тотчас поднимали и закрывали, а ключ бросали в реку или колодец, чтобы муж и жена жили в радости и согласии и никогда не расставались.

Чтобы уберечь невесту от порчи и дурного сглаза, в подол её платья, в рубашку, в ворот закалывали безухие иглы, безголовые булавки, тело обёртывали обрывками мережек. Всё это делалось для того, чтобы молодых в день свадьбы не «испортили». Считалось, что никакому знахарю невозможно испортить человека, если у него есть безухие и безголовые иглы и булавки. Для этой же цели в косяк входной двери вбивали крест накрест гвозди или большие иглы, а талию невесты обвязывали шерстяной ниткой; кроме того надёжной защитой от измен и обманов считались стежки на ночной сорочке, сделанные самой невестой вручную. После христианизации, молодых на Руси было принято женить в раннем возрасте, начиная с 12 лет. При этом решение о браке принималось родителями, а детям сообщалось об этом решении незадолго до свадьбы.

Однако в некоторых регионах допускалось и другое поведение. Приглядевший невесту парень должен был сказать об этом своему отцу. Если он получал одобрение, то в дом девушки направляли двух сватов с хлебом.

В средние века свадьбы на Руси справлялись по такому плану: сватовство, смотрины, рукобитие, вытие, девичник, выкуп, венчание, гуляние, свадебный пир. Каждый этап свадебного обряда включал в себя множество обрядовых действий невесты, жениха, дружки, дружка, будущей тёщи и других участников, а также обрядовые песни, причёты и разные формальные процедуры. Обряды символизировали переход девушки из рода отца в род мужа. Невеста как бы «умирала» для свого рода (отсюда и вытие, и причитание) и «рождалась» в другом роду.

Сватовство

Сватовство предварял сбор сведений о невесте — «выясняли породу». Первый день сватовства назначали, если полученная информация удовлетворяла семью жениха. Сватали обычно родственники жениха — отец, брат и т.д., реже — мать, хотя сватом мог быть и не родственник. Сватовству предшествовала определённая договорённость родителей жениха и невесты. Часто сват не прямо говорил о цели своего прихода, а произносил некоторый обрядовый текст. В такой же манере отвечали ему родители невесты. Текст мог быть таким: У вас есть цветочек, а у нас есть садочек. Вот нельзя ли нам этот цветочек пересадить в наш садочек? Молодой гусачок ищет себе гусочку. Не затаилась ли в вашем доме гусочка? Есть у нас гусочка, но она ещё молоденька…

Родители невесты должны были в первый раз обязательно отказаться, даже если рады свадьбе. Сват же должен был их уговаривать. После сватовства родители давали свату ответ. Согласие девушки не требовалось (если его и спрашивали, оно было формальностью), иногда даже сватовство могло проходить в отсутствии девушки. Чаще всего в роли сватов выступали специально нанятые свахи, иногда родственники жениха, это мог быть отец, крёстный, крёстная, дядя. В их обязанности входило не только само сватовство, но и нередко выбор самой невесты из подходящих кандидатур. Они должны были разузнавать о том, какое приданое даётся за невестой и в чём оно состоит. Кроме того, через сваху жених узнавал подробности об облике и характере невесты, которую в некоторых случаях мог видеть открыто только в день свадьбы.

Смотрины

Через смотрины должна была пройти каждая невеста, какими бы благоприятными ни были собранные о ней сведения. Смотрины устраивались после сватовства, перед рукобитьем.

Девушку выводили на середину комнаты и предлагали совершить различные действия: пройтись перед лавкой, где сидели сваты, приподнять поочередно обе руки, снять с головы платок и т.д. При таком пристальном осмотре были видны все физические изъяны.

По окончании смотрин ждали решения жениха. Если невеста устраивала, договаривались о дальнейших действиях. Или смотрители выходили на крыльцо для совещания. Потом жених возвращался, и мать девушки подносила ему стакан мёда. Если парень выпивал весь стакан — жди сватов. Если подносил ко рту и тут же ставил на стол — не бывать свадьбе.

Также «смотрели» и хозяйство жениха. Это было важно особенно в том случае, если сваты приезжали из чужой деревни. От жениха требовали гарантий достатка будущей жены. Поэтому её родители осматривали хозяйство очень внимательно. Основными требованиями к хозяйству было обилие скотины и хлеба, одежды, посуды. Нередко после осмотра хозяйства родители невесты отказывали жениху. Но, если родители невесты оставались довольны результатами «домоглядства», как ещё назывались смотрины, то они назначали день публичного сватовства — рукобитья.

Рукобитие

В разных традициях этот обряд назывался по-разному («своды», «сговор», «запой», «пропой» — от слова «петь», «заручины», «запоруки» — от слов «ударить по рукам», «просватанье», «своды» и многие другие названия), но в любой традиции именно с этого дня начиналась собственно свадьба. После публичного оглашения только исключительные обстоятельства могли расстроить свадьбу (такие, как побег невесты). Обычно «сговор» проводится примерно через две недели после сватовства. «Сговор» происходил в доме невесты. На него обычно собиралось большинство жителей деревни, так как день «сговора» был определён после осмотра хозяйства жениха, а за несколько дней до самого «сговора» эта новость распространялась по всей деревне.

На «сговоре» гостям ставилось угощение, родители жениха и невесты должны были договориться о дне свадьбы, о том, кто будет дружкой, о предстоящих расходах, количестве подарков, о кладке (форма материального обеспечения невесты со стороны родных жениха), приданом и т.д. Также при рукобитии распределяли свадебные чины — роли, распределяемые между гостями на свадьбе. В заключении, отцы жениха и невесты били друг друга по рукам, нередко для этого надевая холщовые рукавицы. Всё это должно было означать крепость и обязательность выполнения договора. После «рукобития» невеста считалась просватанной.

Вытие

Следующий период в некоторых традициях назывался «неделей» (хотя не обязательно он длился именно неделю, иногда – до двух недель). В это время готовилось приданое. В северных традициях невеста постоянно причитала. В южных — каждый вечер в дом невесты приходил жених с друзьями (это называлось «посиделки», «вечорки» и так далее), пели и плясали. На «неделе» жених должен был приехать с подарками.

В северной традиции все действия на «неделе» сопровождаются причётами невесты, в том числе и приезд жениха.

Вытие — свадебный обряд, ритуальный плач. Происходит на половине невесты. Цель его — показать, что в доме у родителей девушке жилось хорошо, но теперь приходится уходить. Невеста прощалась с родителями, подругами, волей и проводила всё время перед свадьбой «в слезах и вытье», «в голошении», что связывалось с ожидающими молодую женщину тяжёлым трудом, прощанием с молодой девичьей жизнью. На невесту надевали что-то вроде фаты, из-за которой она не могла ничего видеть, поэтому невеста нуждалась в сопровождении. Такой обряд назывался завешиванием.

Девичник

Девичником называется встреча невесты и подруг перед свадьбой. Это была последняя их встреча перед свадьбой, поэтому происходило ритуальное прощание невесты с подругами. На девичнике происходил второй ключевой момент всего свадебного обряда (после «завешивания») — расплетание девичьей косы. Косу расплетали подруги невесты. Расплетание косы символизирует окончание прежней жизни девушки. Во многих традициях расплетание косы сопровождалось «прощаньем с красной красотой».

«Красная красота» — лента или ленты, вплетённые в косу девушки. Но сначала подруги плели ей косу в последний раз, заплетая в неё косник — расшитую жемчугом и бисером ленту. Далее, причитая и плача, подруги в последний раз расплетали девичью косу, а косник невеста передавала младшей сестрёнке или незамужней подружке. На девичник во всём доме развешивали рукотворные творения невесты, что она успела сделать в девичестве. Это были рушники и салфетки, вышитые невестой, рубахи и платья, домотканые коврики. Всё то, что она научилась делать за свою жизнь.

Важным элементом являлось также ритуальное омовение невесты в бане накануне свадьбы. Знахарка читала в бане невесте заговоры от измены.

Её парили и несколько раз окатывали водой. Последнюю воду после невесты собирали в маленькую ёмкость, чтобы на свадьбе подлить жениху в питьё. Это был заговор от измены и на любовь.

Первый день свадьбы

В первый день свадьбы обычно происходило следующее: приезд жениха, отъезд к венцу, перевоз приданого, приезд молодых в дом жениха, благословение, свадебный пир.

Выкуп свадебный

В некоторых традициях утром свадебного дня дружка должен посетить дом невесты и проверить, готова ли она к приезду жениха. Невеста к приезду дружки должна быть уже в свадебной одежде и сидеть в красном углу. Жених с дружкой, друзьями и родственниками составляет свадебный поезд с бубенцами.

Колокольцы и бубенцы — не просто украшение свадебного поезда. Они не только придавали праздничность всей процессии, но и оберегали её. «Звенят колокольчики — не пристанет злая сила, злой глаз, злой промысел». Во время того, как поезд движется к дому невесты, его участники (поезжане) пели специальные «поезжанские» песни.

Приезд жениха сопровождался одним или несколькими выкупами. В большинстве региональных традиций это выкуп входа в дом. Выкупаться могут ворота, дверь и т.п. Выкупать может как сам жених, так и дружка. Выкупалась и невеста. Выкупать невесту могут или у подружек, или у родителей. Иногда имел место «обман» жениха. Невесту выводили к нему, закрытую платком. В первый раз могли вывести не настоящую невесту, а другую женщину или даже старуху. В таком случае жених либо должен был идти искать невесту, или выкупать её ещё раз.

Здесь используется ещё один обряд — подметание дороги. Это делается для того, чтобы под ноги молодым не бросили предмет, на который могла быть наведена порча (волосы, камень и др.). Конкретная дорога, которая должна быть подметена, разнится в разных традициях. Это может быть и дорога перед домом невесты, по которой поедет поезд жениха, может быть пол комнаты, по которому молодые пойдут перед отъездом к венцу, дорога к дому жениха после венца и так далее.

Приезд в дом жениха

После венца жених везёт невесту в свой дом. Здесь их должны благословить родители. Во многих традициях жениха и невесту сажали на шубу вывернутую мехом наружу. Шкура животного выполняла функцию оберега. Обязателен в обряде благословения в том или ином виде хлеб. В некоторых регионах его потом скармливали корове, чтобы она давала больше приплода.

Свадебный пир

После венчания невеста причитать перестаёт.

С этого момента начинается радостная и весёлая часть обряда. Далее молодые отправлялись за подарками в дом невесты. Затем жених привозит невесту к себе в дом.

Там уже должно быть готово обильное угощение для гостей. Начинается свадебный пир. Во время пира пели величальные песни. Кроме жениха и невесты, величали родителей и дружку.

Пир мог длиться два или три дня. На второй день пир продолжался в доме невесты. Если пировали три дня, на третий снова возвращались к жениху.

«Укладывание» и «бужение» молодых

Вечером (или ночью) осуществлялось «укладывание молодых» — сваха или постельница готовила брачную постель, которую жених должен был выкупить. Пир в это время часто продолжался.

На следующее утро (иногда — спустя лишь несколько часов) дружка, сваха или свекровь «будили» молодых. Часто после «бужения» гостям демонстрировали «честь» невесты — рубашку или простыню со следами крови. В других местах о «чести» невесты свидетельствовал жених, отъедая с середины или с краю яичницу, блин или пирог, или отвечая на ритуальные вопросы вроде «Лёд ломал или грязь топтал?». Если невеста оказывалась «нечестной», её родителей могли подвергнуть осмеянию, повесить на шею хомут, замазать ворота дёгтем и так далее.

Второй день свадьбы. На второй день свадьбы невеста обычно выполняла некоторые обрядовые действия. Например, хождение «молодухи» за водой с двумя вёслами на коромысле, разбрасывание в помещении мусора, денег, зерна — молодая жена должна была тщательно подмести пол, что проверялось гостями.

В этот же день жених приезжал к тёще. Она его угощала специально приготовленной едой (блинами, яичницей и др.). Тарелка накрывалась платком, а зять привозил ей подарок-выкуп платка.

Третий день свадьбы. Свадьбу заканчивали праздновать в доме молодого мужа на третий день. В этот день сватов «выгоняли» из дома, родственники мужа били горшки о дверь, сваты пели и плясали на лавках. У порога дома молодого мужа в последний день празднования свадьбы забивали кол, символизируя завершение пиров и гуляний.

Русские народные свадебные поверья и приметы

Свадебный ритуал издавна сопровождался определенными обрядами и связанными с ними приметами. Обряды, пройдя сквозь века, стали мягче, проще и человечнее. Но свадебные приметы, хоть и пополнились новыми суевериями, остались такими же строгими. Верить им или нет — каждый решает сам. Но соблюдение «техники безопасности» поможет избежать ненужных конфликтов и ссор на любой свадьбе.

Любое суеверие возникло не на пустом месте. Людская наблюдательность при праздновании свадебного торжества проявила себя с сильной стороны, подмечая причины и их следствия. Именно поэтому большую часть примет можно объяснить даже самым категорично настроенным людям обычными жизненными ситуациями.

Как правило, все поверья и приметы на свадьбу, что можно и что нельзя, так или иначе, связаны со здоровьем людей, сохранением имущества и умением быть счастливыми. Например, порванные платья и костюмы — это всегда к сварливым родственникам. Что не удивительно, ведь в глубокой древности свадебный наряд нередко был семейным достоянием и передавался по наследству. И порча такого платья легко приводила к семейному скандалу.

Что же касалось будущего счастья, то здесь все традиционно построено на принципе «наоборот». Так, если во время торжества разбилась посуда — значит, в семейной жизни не будет ссор. В современном прочтении эта примета стала отдельным обязательным ритуалом, когда жених и невеста, выйдя из ЗАГСа, разбивают «на счастье» те бокалы, в которых пьют шампанское. При этом люди за века эту примету объединили с еще одной: считается, что если разбитые бокалы легли крупными кусками, то первый ребенок будет мальчиком, а если мелкими — девочкой.

Также приметы счастливой свадьбы советуют невесте перед самим торжеством обязательно поплакать. На самом деле, в глубокой древности невесты плакали и без специальных целей, ведь они действительно уходили из одной семьи в другую и навсегда оставляли за плечами свою вольную жизнь. Сегодня это совсем не так, но с психологической точки зрения, такие слезы помогают снизить нервное напряжение, а значит — само торжество, как и семейная жизнь, девушке будет в радость. Поэтому невесты плакали и плачут на свадьбе, порой, не зная, что это важная примета, сулящая счастье в браке.

Свадебное платье

Девушка, переходящая в новую семью, была залогом процветания и будущего целого рода. На нее возлагали надежды, связанные с рождением детей и внуков. А умение держать дом в чистоте, создавать уют и находить общий язык с новыми родственниками — это важно и для личного счастья каждой невесты. Поэтому неудивительно, что именно невеста была и остается под самым пристальным вниманием гостей. И больше всего ограничений связано с ее действиями и нарядом.

Так, приметы про свадебное платье запрещают невесте:

  • надевать свой наряд через ноги, а не через голову;
  • надевать свадебное платье, взятое взаймы (хотя сегодня эта примета соблюдается не столь строго);
  • носить платье, на котором в виде украшения имеются узелки, шнурки и плетения, но при этом под платье можно прикрепить специальный узелковый оберег;
  • одеваться и показываться в платье перед женихом до церемонии;
  • носить раздельный костюм, а не цельнокроеное платье;
  • давать мерить что-то из своего туалета: платье, фату, туфли или кольцо кому-то другому.

Соблюдая эти свадебные приметы и суеверия, невеста избежит ссор, плохого самочувствия и ранних расставаний с женихом.

Также считается, что если свадебный туалет был целиком надет до венчания, например, при примерке, то самой свадьбы не будет. Поэтому при выборе в магазине или ателье принято какую-то часть наряда не надевать. Чаще всего — перчатки.

Что же касается цвета платья, то он почти не имеет значение. Белое, кремовое, красное… Народная мудрость осуждает только зеленый цвет, который никак не связан со свадебным ритуалом. Именно его следует избегать в наряде.

Еще среди огромного количества поверий можно встретить и приметы-предупреждения:

порванное платье — к сварливой и злой свекрови,

продать платье — лишиться защиты рода.

А если на подоле платья сделать несколько стежков или нашить две красные ленты, то невеста будет защищена от сглаза. Также свидетельница для той же цели может приколоть к платью невесты булавку.

Лучшее платье для невесты имеет длинные рукава, закрытую спину, юбку в пол и в качестве украшения на нем выступает вышивка. А относясь к свадебному платью, как к символу семейного богатства и святыне, можно избежать плохого настроения, как во время самой церемонии, так и после нее.

А как быть с обувью, нижним бельем и разными деталями наряда? Свои правила есть и здесь. Невесте вменяется носить нижнее белье только белого цвета. Это связано с тем, что не просто эстетично и красиво, но и символизирует чистоту помыслов. От цвета платья само поверье никак не зависит.

Обувь же должна быть удобной и, лучше всего, старой. Это очень практичное суеверие, потому что неподобранная правильно обувь может стать причиной боли в ногах и отеков, что помешает свадебному веселью. Чтобы соблюсти все правила, невесте советуют за пару дней до важной даты походить дома несколько часов в туфлях, разнашивая и, тем самым, старя свою обувь.

Что же касается украшений, то тут приметы на свадьбу для невесты осуждают все виды драгоценностей, кроме бижутерии. Особенно плохи бусы из жемчуга, ведь этот камень испокон веков ассоциируется с горечью и слезами. А зачем в будущей семейной жизни лишняя грусть?

Идеально, если на свадьбу невеста наденет на себя что-то новое, что-то старое и что-то одолженное. Новым является само платье, старым — обувь, а одолженным может быть носовой расшитый платок, взятый у матери. Такой платок будет не только дополнительным оберегом, но и пригодится для утирания слез.

По европейской традиции к этому списку стоит добавить и что-то голубое. Как правило, голубой выбирается подвязка. Использование именно этого цвета для столь интимной детали туалета символизирует будущую верность жены своему избраннику.

И в любом случае невесте строжайше запрещено одалживать, продавать или просто кому-то давать поносить свою фату. Такое табу вызвано не только тем, что фата — это ритуальный символ, но и с поверьем, что именно на фату можно сделать страшную порчу. После свадьбы фата хранится у молодой жены.

А вот свадебные приметы про букет невесты появились совсем недавно. Это связано с тем, что в древности на Руси таких букетов не было. Зато цветы были в венках. При этом здесь народная мудрость запрещает вкалывать отдельные цветы в саму прическу — те должны быть только в фате или в виде венка. Что же касается букета, то вместе с ним из Европы приехала и традиция кидать его в толпу незамужних подружек. Которая из них поймает букет, та и выйдет замуж следующая. В течение дня букет нужно держать в руках, а во время банкета поставить в вазу на стол перед невестой. Если он из натуральных цветов, то можно поставить в воду.

Также сама невеста может облагодетельствовать подруг и сестер и без бросания букета. Считается, что та девушка, которой невеста даст кусок сыра, до того, как покинет родительский дом, скоро выйдет замуж. А если невеста перед выходом потянет скатерть на обеденном столе, то и ее младшие сестры скоро станут замужними женщинами.

Не обошла народная наблюдательность и жениха. Правда основные свадебные приметы для невесты и жениха очень похожи и отличаются только в небольших деталях. Конечно, от будущего главы семьи никто не ждет слез, да и костюм его не требует к себе такого трепетного отношения, однако пришитые на пиджак красные ленточки, подколотые булавки или сделанные стежки и здесь нужны для защиты от сглаза. А бутоньерка жениха после свадьбы хранится дома также трепетно, как и фата невесты.

Что же касается отдельных примет для будущего мужа, то их не очень много. Прежде всего — это те, что связанны с ритуалом кидания подвязки. Жених снимает с ноги невесты или забирает у нее подвязку и кидает в толпу своих неженатых друзей. Тот, кто поймает ее, женится на красавице.

Также важно, чтобы именно жених покупал венчальные кольца. При этом и у него, и у невесты кольца должны быть из одного металла и абсолютно гладкими, без камней, гравировок и завитушек. Какие кольца — такая и жизнь у молодоженов. Не стоит делать венчальные кольца из других украшений, даже если для этого использовались кольца родителей. Нарушение этого табу сулит чужую судьбу.

При обмене кольцами также стоит быть очень осторожными. В древности считалось, что если уронить кольцо на пол в этот момент — это приведет к распаду семьи. Если такая неприятность все-таки случилась, то дружок и дружка на свадьбе примету эту должны смягчить: для этого ими заранее специально заготавливается белая нитка, которую продевают через упавшее украшение. Тем самым нитка забирает на себя все плохое и кольцо снова можно использовать в обряде.

А вот потеря кольца означает расставание для супругов. И здесь, к сожалению, ни чем смягчить примету не удастся. Хоть невеста или родственники могут не верить в такое суеверие, в случае потери венчального кольца испортившееся настроение обеспечено. Но даже если ритуальный обмен кольцами прошел успешно, то пустую коробочку из-под них или специальную тарелочку жениху трогать было нельзя. Их приносят и убирают оба свидетеля или только шафер.

Также друг жениха перед тем, как жених приведет невесту в свой дом, может положить под порог дома незапертый замок. После того, как молодожены окажутся внутри, замок закрывается, а ключ выкидывается. Такая примета-обряд символизирует крепкое семейное счастье. Жених же при этом должен переносить невесту на руках. Этим образом он защищает ее от порчи.

Важна роль свидетельницы на свадьбе, а приметы связанные с ней очень категоричны. Прежде всего, на эту «должность» выбирается девушка, отвечающая строгим критериям:

  • не вдова,
  • младше невесты хотя бы на один день,
  • не тезка.

При этом если свидетельница уже была где-то в этой роли, то значит, у нее самой будет счастливый брак. Также именно подруга невесты должна приколоть той на платье булавку или подшить подол нитками. При этом она не должна уколоться сама или уколоть невесту. Если уколется — это сулит ей несчастье в личной жизни.

Помимо всего прочего, именно дружок и дружка во время свадебного банкета кричат «Сладко!», когда гости будут кричать «Горько. А так как путь жениха и невесты в день свадьбы никто не должен пересекать, то именно свидетели идут везде первыми перед парой молодоженов.

С гостями и приглашенными на свадьбу родственниками и друзьями связано куда больше запретов, чем разрешений. Так, гостей нельзя пускать в спальню молодоженов до того момента, пока те сами так не окажутся. В некоторых обычаях гости с песнями, шутками и напутствиями провожают жениха и невесту до спальни, но даже тогда они входят после молодых. Во многом такая традиция оберегает будущих мужа и жену от воровства гостей или куда больших бед.

Также родители и свидетели должны следить за тем, чтобы никто из гостей, в чьи обязанности не входит право одевания невесты и жениха, не поправлял на них одежду. А чтобы свадьба была веселой и с множеством подарков, принято приглашать нечетное количество гостей. Гости не должны дарить вилки, ложки и ножи. Но если все-таки их дарят, то в обмен им должны вручить хотя бы монетку. Народные приметы на свадьбу запрещают гостям дарить молодоженам розы. Особенно красные. Свадебными цветами считаются хризантемы, лилии, пионы и многие другие.

Многое в свадебных суевериях связано с погодой и временами года. В разных культурах девушек выдавали замуж по-разному: где-то считали самыми подходящими для этой цели весенние месяцы, но чаще всего такие торжества приходились на август-октябрь. Сегодня свадьбу можно отметить в любой день года. Поэтому часть примет связана с погодными условиями.

Так, дождь в день свадьбы — примета, которая сулит счастье и богатство. Чем сильнее и продолжительнее дождь, тем лучше. Однако даже простой дождичек лучше безоблачного неба. Но и комплексовать по поводу прекрасной погоды в день свадьбы не стоит.

А так как на Руси одним из самых подходящих свадебных времен года также считалась зима, то и снег — тоже является хорошим символом, означающим достаток и благополучие. Вообще, особенная свадьба зимой и приметы имеет особенные. Если свадьба справляется в день масленицы, то значит, что достаток и веселая жизнь в доме будут идти рука об руку.

Лучшим зимним месяцем для свадьбы считается февраль. Бракосочетание в это время — жизнь душа в душу для будущих мужа и жены. Также хороша свадьба в декабре. Здесь поверья обещают вечное чувство влюбленности у супругов. А вот январская свадьба сулит скорое вдовство.

Влияние свадебного ритуала настолько огромно, что встретить свадьбу — примета очень распространенная. Но она сложна тем, что имеет несколько разных и противоречивых значений. Так, считается, что это тоже к скорой свадьбе в семье, а также к прибавлению в семействе, иногда даже к рождению двойняшек. Но при этом день, в который произошла такая встреча, не очень хорош для бизнеса и, вообще, считается не прибыльным.

Конечно, это далеко не все известные приметы и суеверия на свадьбу. Однако это важное для каждого человека событие настолько зависит от обрядов и поверий, что даже самые далекие от понимания их значений люди невольно соблюдают их.

Верить же в силу народной мудрости или нет, решать молодоженам. В любом случае, какой идеальной не была бы свадьба, без взаимопонимания, уважения и доверия между супругами, благополучной семейной жизни не будет.

Поэзия семейной обрядности. Композиция русского свадебного обряда. Мифологическое в русской свадьбе. Причитания. Вопленица И.А. Федосова.

Календарные и семейные обряды возникли на общей основе, они генетически связаны. Однако между ними существовало большое отличие. Героями календарной поэзии были обожествлённые силы природы, герой семейных обрядов – реальный человек. Обряды сопутствовали многим событиям его жизни, среди которых важнейшим были рождение, вступление в брак и смерть. Наиболее развитым в художественном отношении был народный свадебный обряд.

Родильные обряды и обряды первого года жизни (периода младенчества) были наполнены ритуальными действиями маги­ческого характера: первое купание новорожденного, крещение, первое укладывание в колыбель, обряд угощения родственни­ков и соседей («бабина каша»), обычай одаривания матери но­ворожденного и бабки-повитухи, обряд первого подпоясывания, первого пострижения и др. Действия имели две направленнос­ти: оберегание новорожденного и его матери и обеспечение ему благополучной и долгой жизни. Следы ритуальных песен-поже­ланий сохранились в колыбельных песнях; в бытовой практике остались следы заговоров, например: «Как с гуся вода, так с тебя хворь и боль» (при купании). Христианское таинство кре­щения значительно потеснило древние родильные обряды.

Религиозное мировосприятие было также основой обряда по­хоронного. Вместе с тем православный похоронный ритуал вос­принял и впитал в себя многие обряды и поверья, восходящие к язычеству. Смерть — это переход в инобытие, в древности ос­мыслявшийся как инициация. Похоронный обряд пронизывает одна идея — убеждение в продолжении существования умершего. С одной стороны, покойного необходимо было умилости­вить, облегчить ему путь в мир иной; с другой — требовалось обезопасить живых от возможных вредных действий покойного. На эти две цели была направлена самая разнообразная магия: обмывание умершего, одевание в новую одежду и обувь, вынос ногами вперед, осыпание зерном лавки, на которой лежал по­койник, мытье избы после выноса тела, бросание в могилу де­нег («Чтобы душа имела чем заплатить за перевоз ее на тот свет «), раздавание на похоронах милостыни, поминки (в день похо­рон — хоронили на третий день после смерти; на девятый, со­роковой день, в годовщину). Поминки постепенно переходили в календарные поминальные обряды.

Похороны — это утрата близкого человека. Чувство горя вы­ражали специальные поэтические произведения — причитания. Их начинали исполнять с наступления смерти, исполняли в те­чение всего похоронного обряда, а затем — на поминках. Кроме похоронных, известны причитания свадебные и рекрутские, вызванные предстоящей долгой, а возможно и вечной, разлу­кой. Провожая дочь в чужу дальнюю сторонушку или сына на службу государеву, мать оплакивала свое детище. Причитали и другие родственницы, причитала невеста. Несмотря на неодно­кратные церковные запреты оплакивать покойников, причита­ния дожили до наших дней. Их записи, сделанные в XIX и XX вв., зафиксировали богатый пласт народной поэзии.


1. Русская свадьба сохранила следы ранних исторических пери­одов с их брачными отношениями. Наиболее архаичны отзвуки домоногамных (групповых) форм брака, восходящие к матриар­хату. По своему исконному смыслу обряд является женской ини­циацией, посвящением девушки-невесты в группу матерей. Древ­ний коллективный характер таких посвящений отражен в девичнике.

Форма брака — «купля-продажа», существовала, по-видимому, у полян. Жених должен был платить за неве­сту вено, аналогичное известному у мусульман калыму. В рус­ской свадебной игре разыгрывались сценки выкупа места рядом с невестой, ее косы (или ее самой, что было равнозначно), при­даного. Выкуп был небольшой, почти символический: подарка­ми, угощением, мелкими деньгами. Иногда следовало отгадать загадки («Кто краснее солнышка, кто светлее светла месяца?»}. Один из предсвадебных ритуалов назывался рукобитье: сваты и отец невесты «били по рукам», как бы заключая торговую сдел­ку («Увас товар, у нас купец»). Впоследствии вено было замене­но приданым.

В феодальную эпоху в патриархальной семье сложился брак по воле старших, который до реформ Петра I сохранялся во всех слоях русского общества. Позже он оставался только в кре­стьянской среде. Брак по воле старших отразил представление народа о семейном быте феодальной эпохи: стабильном, с обе­регаемыми традициями.


А. С. Пушкин в «Путешествии из Москвы в Петербург» писал: «Во­обще несчастие жизни семейственной есть отличительная черта во нравах русского народа. Шлюсь на русские песни: обыкновенное их содержа­ние — или жалобы красавицы, выданной замуж насильно, или упреки молодого мужа постылой жене. Свадебные песни наши унылы, как вой похоронный. Спрашивали однажды у старой крестьянки, по страсти ли вышла она замуж? «По страсти, — отвечала старуха, — я было заупрямилась, да староста грозился меня высечь». — Таковы страсти обыкно-венны. Неволя браков давнее зло».

Этнологи полагают, что брачный возраст исторически менялся, поднявшись с 11—12 до 16-17 лет. Связанные с браком по воле старших правила поведения народ закрепил в пословице: «Клавке лицом, по заду дубцом — вот тебе и под венцом!» Утверждалось также: «С кем венчаться, с тем и кончаться «; «Повенчает поп, а развенчает гроб».

Патриархальный брак по воле старших включал в себя как обязательный элемент церковный обряд венчания и начал под­чиняться церковным ограничениям. Они распространялись на время для венчания и на степень родства между женихом и не­вестой.

В кровном родстве по прямым линиям (восходящей и нисходящей) брак запрещается во всех степенях. В родстве по боковым линиям право­славный брак запрещен до 4-й степени включительно (в отличие от католи­цизма, допускающего браки между двоюродными братьями и сестрами).

На протяжении всей свадьбы совершались хри­стианские моления, благословения иконой или крестом, зажи­гание свечей и т. д.

С ростом городов, расслоением деревни и разрушением патри­архальной семьи брак по воле старших постепенно стал угасать. Обнищавшие крестьяне, не имея средств сыграть свадьбу, находи­ли выход в так называемых свадьбах- самокрутках (их другое название — убегом). Молодые венчались тайно, а потом выпра­шивали прощения (иногда это было имитацией, так как родите­ли заранее обо всем знали). Празднования при этом не устраи­валось.

Городской свадебный ритуал формировался на основе тради­ций сельского окружения того или иного города. Однако он был переориентирован на городские формы, городскую моду (сва­дебный каравай стали заменять тортом, пляски — танцами, по­высилось значение инструментальных ансамблей, исполнялись городские песни). В условиях города более важной сделалась роль профессиональных свах. (Выразительный образ московс­кой свахи А. Н. Островский запечатлел в комедии «Правда — хорошо, а счастье — лучше»).

В XX в. процессы разрушения традиционной крестьянской свадьбы ускорились. Для 20—30-х гг. было характерно изжива­ние церковного венчания, в официальный обряд превратилась канцелярская регистрация бракосочетания. Вместе с этим очень упростилась схема обряда и почти выветрилась его поэзия.

В поэзии современной деревенской свадьбы основную роль стали играть частушки, в которых появился новый, нетрадици­онный образ девушки-невесты: бойкой, жизнерадостной, ост­рой на язык.

2. Традиционный свадебный обряд — не только семейный праз­дник, но и сакральное явление с его религиозно-магической сто­роной, и юридически-бытовой акт.

Обязательными участниками свадьбы, кроме невесты, жени­ха и их родителей, были родственники с обеих сторон. Они осу­ществляли коллективную юридическую санкцию двух событий: перехода жениха и невесты на положение семейных людей и породнения их семей. Родственники обменивались подарками, одаривали молодых и их родителей, пели песни. Народному сва­дебному ритуалу была свойственна публичность, исполнение многих обрядов, песен и плясок на улице, перед избой ново­брачных. Непременно устраивалось коллективное застолье — пир на весь мир (красный стол, княжий стол).

Свадьба — сложная драматическая игра, состоявшая из не­скольких актов и длившаяся обычно от 3 до 10 дней. Бытует выражение «сыграть свадьбу». И действительно, участники свадь­бы имели «роли»: князь и княгиня (жених и невеста), сваты, друж­ка, поезжане, тысяцкий, бояре (большой, средний и малый), вопле­ницы (на севере), певицы-йгрицы (в центральной и южной Рос­сии) — и т.д. Роль сватов и свах обычно выполняли крестные отец и мать молодых.

В числе свадебных чинов были: рожники — родственники невесты; дружина, бояре — спутники жениха; боярки, подневестницы — спут­ницы невесты; подголосницы — поющие девушки; каравайницы — жен­щины, которые готовят свадебный каравай; стряпуха, куховарка — жен­щина, готовящая свадебное угощение; коробейники, придании (отвозят приданое); светилки (держат свечи при венчании); вежливей,, опасный, клетник — человек, который мог оградить от колдунов и проч. Всего исследователи отмечают до 411 названий свадебных чинов у восточных славян. Те же, кому не хватало ролей, были зрителями.

Повсеместно была распространена единая композиция сва­дебного обряда. В нее входили три цикла: предсвадебный (предвенечный), день свадьбы и послесвадебный. Каждый имел свои внутренние части.

Предвенечный циклсостоял из сватовства — неофициаль­ной части обряда, так как мог быть и отказ. Если сватовство оказывалось удачным, то устраивали оповещение о предстоя­щей свадьбе, ныне называемое помолвкой. Его народное назва­ние — сговор; также: запой (пропой, винопитъе, запойный вечер), смотрины (гляделки), богомолье, рукобитье, заплачки. После сго­вора к невесте (сговоренке) уже никто не мог посвататься. Жених ездил к ней в гости, привозил недорогие подарки, гостинцы.

Время от сговора до венчания могло длиться от нескольких недель до года. Но в последний вечер (накануне свадебного дня) устраивался девишник — обряд прощания невесты с подругами, родственниками, со своим девичеством. Повсеместно это был наиболее грустный обряд свадебного ритуала.

Кульминационным был день свадьбы, насыщенный многими актами. Это были обряды утра свадебного дня (в доме невесты и в доме жениха); отъезд за невестой и ожидание свадебного по­езда (в ее доме); сцены доступа жениха к невесте; благослове­ние; отъезд в церковь; венчание и окручивание (невесте делали женскую прическу и надевали женский головной убор); свадеб­ный (княжий) пир (в доме мужа); постельные обряды.

Послесвадебный этап начинался утром с бужения молодых. «Били горшки — честь невестину», рядились в костюмы и маски, подвергали молодую разнообразным «испытаниям»: принести воды, приготовить еду, подмести пол и проч.

Спустя несколько дней молодые навещали родителей невес­ты (это посещение называлось отгбстки, также: отводины, «к теще на блинки»). Нередко такие посещения сливались с кален­дарным празднованием масленицы.

Свадебная поэзия взаимодействовала с обрядовыми действи­ями и была по отношению к ним вторичной. Необходимо под­черкнуть ее богатство и разнообразие. К. В. Чистов отмечал: «Только свадебных песен, многие из которых можно считать художественными шедеврами, известно несколько тысяч».1 На русской свадьбе исполняли песни (ритуальные, заклинательные, величальные, корильные, лирические), причитания, приговоры, драматические сценки, игры (сопровождавшиеся ряжением). Пели внеобрядовые песни, тематически и эмоционально свя­занные со свадьбой (веселого характера, любовного содержа­ния). На свадьбе часто присутствовали музыканты, но это не считалось обязательным, поскольку преобладало пение.

Народный свадебный обряд не был застывшим, его общие свойства специфически разрабатывались в разных местностях. Типические отличия позволили выделить три основных геогра­фических ареала русской свадьбы: среднерусский, севернорусский и южнорусский.

ПРИЧИТАНИЯ.

Причитания –древний жанр фольклора, генетически связанный с похоронным обрядом.

Объект изображения причитаний — трагическое в жизни, поэтому в них сильно выражено лирическое начало. Эмоцио­нальная напряженность определяла особенности поэтики: оби­лие восклицательно-вопросительных конструкций, восклицатель­ных частиц, синонимических повторов, нанизывание сходных синтаксических структур, единоначатия, экспрессивные словооб­разования и т. д. Мелодия в причитаниях выражена слабо, зато большую роль играли всхлипывания, оханье, поклоны и проч. Причитания создавались от имени того, кому посвящен обряд (невесты, рекрута), или от имени его родственников. По форме они представляли собой монолог или лирическое обращение.

В центральной и южной России причитания имели лиричес­кий характер и были невелики по объему, они исполнялись ре­читативом. Северные причитания исполнялись напевно, про­тяжно и отличались своей лироэпичностью. В них была развита описательность, подробный рассказ о происходящем. Даже не­значительная деталь могла получить развитие.

Исполняли причитания, как правило, женщины (сольно или попеременно). Свадебные причитания могли исполняться са­мой невестой или вместе с хором ее подруг, а при выводе ее к свадебному столу — подголосницей. Из народной среды издавна выделялись особенные знатоки причети — вопленицы (другие названия: плакальщицы, плачей, причетницы, стиховодницы, подголосницы). Исполнение причитаний становилось их професси­ей.

Одна из замечательных профессиональных воплениц второй половины XIX в. — И. А. Федосова, которая с тринадцати лет уже была известна по всему Заонежью. В 1867 г. в Петрозаводс­ке с ней познакомился преподаватель семинарии Е. В. Барсов. Он записал от нее похоронные, рекрутские и свадебные причи­тания, которые составили основу трехтомного издания. Эта пуб­ликация принесла Федосовой широкую известность. Впослед­ствии вопленица выступала со своим искусством в Петрозавод­ске, Петербурге, Москве, Нижнем Новгороде, Казани — и везде вызывала восхищение. В посвященном ей очерке «Вопленица» М. Горький писал: «Федосова вся пропитана русским стоном, около семидесяти лет она жила им, выпевая в своих импровиза­циях чужое горе и выпевая горе своей жизни в старых русских песнях. <…> Русская песня — русская история, и безграмотная старуха Федосова, уместив в своей памяти 30000 стихов, пони­мает это гораздо лучше многих очень грамотных людей.

23. Жанровый состав обрядового фольклора. Праздники народного календаря. Зимние праздники народного календаря (Святки, Масленица). Троицко-семицкие обряды и песни. Песни весенних обрядов (веснянки, егорьевские, волочебные, вьюнишные). Их поэзия.

Обрядовый фольклор составляли словесно-музыкальные, дра­матические, игровые, хореографические жанры, которые входили в состав традиционных народных обрядов.

В жизни народа обряды занимали важное место. Они скла­дывались из века в век, постепенно накапливая разнообразный опыт многих поколений. Обряды имели ритуально-магическое значение, содержали правила поведения человека в быту и тру­де. Их принято делить на трудовые (земледельческие) и семей­ные. Русские обряды генетически связаны с обрядами других славянских народов и имеют типологическое сходство с обряда­ми многих народов мира.

Обрядовая поэзия взаимодействовала с народными обрядами, содержала элементы драматической игры. Она имела ритуально-магическое значение, а также выполняла психологические и по­этические функции.

Обрядовый фольклор синкретичен по своей сути, поэтому его целесообразно рассматривать в составе соответствующих обрядов. Вместе с тем отметим возможность иного, строго филологического подхода. Ю. Г. Круглов выделяет в обрядовой поэзии три вида произведений: приговоры, песни и причитания. Каждый вид со­ставляет группа жанров.

Особенно важны песни — древнейший пласт музыкально-поэтического фольклора. Во многих обрядах они занимали ведущее место, сочетая магическую, утилитарно-практическую и художественную функции. Песни исполнялись хором. Ритуаль­ные песни отражали сам обряд, способствовали его формирова­нию и реализации. Заклинательные песни были магическим об­ращением к силам природы с целью получить благополучие в хозяйстве и семье. В песнях величальных поэтически идеализи­ровались, прославлялись участники ритуала: реальные люди или мифологические образы (Коляда, Масленица и др.). Противо­положны величальным были корильные песни, которые высме­ивали участников ритуала, нередко в гротескной форме; их со­держание было юмористическим или сатирическим. Игровые пес­ни исполнялись во время различных молодежных игр; в них описывались и сопровождались имитацией полевые работы, ра­зыгрывались семейные сцены (например, сватовство). Песни лирические — наиболее позднее явление в обряде. Их главное назначение — выражать мысли, чувства и настроения. Благода­ря лирическим песням создавался определенный эмоциональ­ный колорит, утверждалась традиционная этика.

Русская народная свадьба

Самый торжественный и красивый обряд, отмечающий переход от беззаботной молодости к мудрой зрелости.

В. Даль определяет брак – как «законный союз мужа и жены, супружество, таинство венчания, соединение четы церковью».

Свадьба – праздничный обряд, сопутствующий заключению брака.

Этимология слова «свадьба»:

1. от имени римской богини Свады

2. от гл. «сводить», «соединять»

3. от древнего слова «свататься», т.е. сговариваться, соглашаться.

Свадебный обряд рассматривается как совокупность ритуальных действий символического, магического и игрового характера.

С другой стороны, свадебный обряд – это совокупность элементов материальной (одежда, головные уборы, ритуальная пища) и духовной культуры (словесного, музыкального, хореографического фольклора, театрализованного действа).

В свадебном обряде отражались и тесно переплетались

— социально-правовые отношения

— верования

— мораль

— этика.

Свадебный обряд очень древний, его корни уходят в язычество. Сегодня невозможно восстановить целостную картину свадебного обряда тех времен. До нас дошли его осколки.

Возможно свадьба, как обрядовое оформление брака, получила развитие в период патриархата, когда прочно утвердилось единобрачие и поселение супругов в доме мужа.

Покровителями считались

— боги плодородия – Светлояр, Даждьбог

— богиня любви – Лада («свадьбу ладить», «жить ладно», «играть в ладушки»)

— бог Солнца (в предсвадебный день невеста плакала пред разожженным очагом).

С принятием христианства на Руси на языческую свадебную обрядность наслоились церковные обряды, пришедшие из Византии (обряд венчания).

Церковь признавала только обряд венчания. В глазах же крестьян брак считался не действительным, если не было традиционного пира. Следует отметить, что в зависимости от территории расположения местности, от времени и сословия нужно рассматривать свадьбу.

Лучшая пора свадеб – это осень (ест, что выставить на пиршественные столы, и зима между Святками и Масленицей).

Возраст брачующихся (до 1714г) – 10-11 лет (девицы)

Согласно указу Петра Великого от 23.03 1714г мужчины должны быть возрастом не менее 20 лет, девушки не менее 17 лет.

Девушек обычно отдавали замуж по воле родителей, не интересуясь их мнением. Главным было хозяйственный достаток и хороший ряд будущего зятя.

Свадебный обряд состоял из нескольких эпизодов:

1. Сватовство (смотрины, лады)

Функцию сватовства выполняли сват и сваха. Они отправлялись в дом жениха или невесты в зависимости от того, чья сторона выступала инициатором. Разговор начинается издалека. После неспешных переговоров, завершающихся, как правило, обоюдных согласием, свахе подносили чарочку вина. Вскоре родители жениха (или) невесты засылали народного свата с ответным визитом.

2. Сговор (рукобитьё, договор, зарученье, пропой, пропивки) – первое пированье в доме невесты, когда в присутствии гостей торжественно подтверждался договор обеих сторон. Все садились за стол, угощались, договаривались о сроках свадьбы, количестве гостей, приданом.

Теперь только с исключительными причинами можно было отменить или перенести свадьбу.

Со сговора начиналась долгая череда причитаний невесты.

3. Девичник – прощальная вечеринка в доме невесты. Собирались подруги невесты, велись разговоры о предстоящем празднике, пелись особые песни и причитания. Иногда на девичнике мог присутствовать жених с друзьями (непременно с подарками). Тогда вечеринка приобретала более веселый игровой характер.

4. Баня. После «черной» реальной бани невеста ходила «мыться» в «белую» воображаемую существующую только в причетах.

5. Поезд жениха следует в дом невесты. Невеста, одетая в лучшее платье, ожидает жениха. Его место за столом специально занимают, чтобы жених заплатил выкуп. За столами сидят недолго, здесь не принято сытно угощаться. Молодые не едят вовсе. Перед выездом к венчанию молодых благословляют образами родители невесты.

6. Торжественный выезд всех участников свадьбы к венцу.Невеста и жених едут в разных санях, каждый со своим поездом.

7. Венчание. Священник благословляет их, берет за руки и трижды спрашивает: любят ли они друг друга и будут ли взаимно уважать? Обводит молодых вокруг аналоя. Новобрачным возлагаются на головы венцы. После чтения молитвы священник благословляет брачующихся три раза крестом. Затем молодые пьют красное вино из общей чаши – символ одной судьбы. Потом чашу бросали, на землю и топтали (так должны погибнуть те, кто захочет их разъединить). Присутствующие осыпали молодых зернами и хмелем. Весь церковный обряд сопровождался «венчальными» песнопениями. После венчания сваха, одевала молодой женский головной убор и новобрачные ехали в дом жениха, где их встречали родители с хлебом-солью и благословляли. Потом новобрачных сажали за стол и угощали. Уже после приглашали за стол званых гостей. В некоторых местах было наоборот.

8. Княжий пир. Гости всласть угощались. Здесь звучали веселые и торжественные величания во славу гостей и молодых.

9. Свадебный пир в доме родителей молодой.Обычно приезжал молодой (или вдвоём) с гостями и подарками. Традиционно совершалось угощение тещей зятя блинами. После этого пира (или через несколько дней) возвращались молодые в дом жениха и пированье продолжалось.

Свадебные чины:

Князь – жених.

Княгиня – невеста.

Дружка – крестьянин, знавший весь порядок многодневного ведения свадьбы.

Подружье – помощник дружки и свахи.

Сваха – выполняла целый ряд обрядово-игровых действий, помимо основных функций сватовства.

Тысяцкий – начальник свадебного поезда (обычно крестный отец или родственник жениха). Должен знать определенные элементы свадебного фольклора.

Бояре или поезжане – званые гости.

Таким образом, старинный русский свадебный обряд – театрализованное действо, в котором существовал традиционный сюжет, были распределены роли и синтезированы различные виды народного творчества. Свадьбу «ИГРАЮТ»!!!

Кроме жениха и невесты на свадьбе присутствуют и другие важные участники, у каждого из которых есть свои обязанности. В нашей статье мы расскажем, кто и за что отвечает во время подготовки и в сам день свадьбы.

Жених и невеста

Очевидно, что главная обязанность жениха и невесты – сказать друг другу заветное «да» и стать счастливыми супругами. Но перед этим им все же предстоит принять несколько важных решений, касающихся свадебной подготовки, и при этом сделать так, чтобы результатом были довольны оба:

  1. • Определить свадебный бюджет
  2. • Составить список гостей
  3. • Выбрать дату свадьбы, место ее проведения и общую стилистику
  4. • Заказать свадебную полиграфию, декор, развлечения, найти подрядчиков
  5. • Выбрать кольца
  6. • Написать клятвы друг другу для церемонии
  7. • Подготовить карточки с благодарностью или небольшие подарки гостям
  8. • Подготовить первый танец (если необходимо, взять несколько уроков танцев)

Кроме этого, у каждого есть и свои персональные обязанности. Невесте нужно выбрать подружек, подобрать для всех образы, найти или заказать платья, выбрать подарок для жениха. Жениху нужно сделать примерно то же самое – выбрать друзей, подобрать для них образы и приготовить подарок невесте.

Фото: Ирина Кочелаевская

Родители жениха и невесты

Основные обязанности родителей жениха и невесты очень похожи. Если раньше по традиции семья невесты должна была оплачивать большую часть свадебных расходов, то сейчас все затраты распределяются между парой и родителями молодоженов примерно в равной степени, либо пара берет их на себя. Кроме финансовых вопросов, у родителей есть еще несколько ключевых обязанностей:

  1. • Помогать в процессе подготовки и морально поддерживать молодоженов
  2. • Присутствовать на всех семейных встречах, касающихся свадебной подготовки
  3. • Отец невесты сопровождает ее до церемонии и ведет к алтарю
  4. • Благословить (как это сделать — не так важно) своих детей на счастливый брак

Роль родителей в вашей свадьбе

Подружки невесты

Подружки – это главные помощницы невесты и во время подготовки, и в день свадьбы. На их хрупкие плечи ложится множество обязанностей, которые делают их роль не только почетной, но и ответственной. Вот какие вопросы им предстоит решить:

  1. • Организовать девичник
  2. • Помочь невесте с покупкой платья и аксессуаров
  3. • Помогать молодоженам в процессе свадебной подготовки
  4. • Помочь невесте собраться с утра в день свадьбы
  5. • Следить за ее фатой и шлейфом в течение всего свадебного дня
  6. • Все время быть рядом, чтобы при необходимости оказать помощь
  7. • Безупречно выглядеть
  8. • Подготовить все необходимое, что может понадобиться невесте в течение дня, и иметь это под рукой

8 основных обязанностей подружки невесты

Фото: Наталья Бобко

Друзья жениха

Друзья жениха, пожалуй, обременены меньшим количеством обязанностей, чем другие действующие лица на свадьбе. Они смогут насладиться праздником и просто повеселиться. Но тем не менее, от них тоже кое-что потребуется:

  1. • Организовать мальчишник
  2. • Оказать посильную помощь в свадебной подготовке, если понадобится
  3. • Позаботиться о том, чтобы жених прибыл на церемонию вовремя
  4. • Помочь встретить и рассадить гостей
  5. • Достойно выглядеть

Фото: Артем Кондратенков

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *